• Мы все приходим в жизнь по разному

    Его жизнь началась весной, в одном из роддомов Москвы.

    Пришла женщина без документов в приемный покой и заявила, что рожает. Процесс был действительно в разгаре, поэтому роды у нее приняли, и на свет появился здоровый малыш мужского пола.

    Мама написала заявление об отказе от ребенка и покинула родильный дом.

    В документах мальчика записано было все, «со слов матери». Ее имя и фамилия, возраст, национальность и другая информация, которая спрашивается у рожениц. А уж насколько она точная, никто не знает. Единственное, что было точным, это данные, «время рождения, веса и роста», и другие медицинские показатели, которые делаются врачами.

    Мальчику дали имя и вписали фамилию, которую указала мать.

    Через 3 недели его из родильного дома перевели в дом ребенка. Там его ждала жизнь, похожая на жизнь многих тысяч детишек, рожденных эмигрантами. Детям со славянской внешностью в Москве везет больше. Их россияне забирают охотно. А этот мальчик, хоть и был, со слов матери молдаванином, но внешность имел ярко-выраженную азиатскую. Черные глазки смотрели на мир сквозь узкие щелочки. Черные волосики, покрывали головку, и кожа у малыша смуглая, будто сильно загорелая.

    Но малышу повезло. Русская пара, далеко не молодых людей, решили забрать мальчика к себе. Он даже и привыкнуть к дому ребенка не успел.

    Когда будущие родители его увидели впервые, папа нагнулся над ним, долго и внимательно поразглядывал и сказав, что китайцы тоже хорошие люди, подписал документы на опеку.

    Новая мама оказалась на редкость шустрой, документы были оформлены моментально. И спустя несколько дней малыш уже был виновником торжества в кругу семьи и их друзей, в своем новом доме.

    И начались жизненные будни, ему надо было есть, спать, пачкать подгузники и расти не по дням, а по часам.

    Мальчик был шустрым, но спокойным. Развивался хорошо, быстро начал проявлять активность и выпрыгивать из люльки, сваливаться с кровати и постоянно куда-то залезать, но спал по ночам спокойно, и не выматывал родителей. Уследить за шустриком было делом не легким, и чтобы он не получал травмы, кровать была убрана, матрац был положен на пол, и благодаря этому малыш рано начал проявлять самостоятельность и удирать из комнаты.

    При крещении ему дали новое имя, которое потом стало его и в юридических документах.

    Мальчишка рос и радовал родителей. Но неугомонные родители решили, что мальчику нужна сестра. Мама заявила, что если детки такие спокойные, то можно и двоих.

    Она родилась летом, хотя должна была родиться осенью, в одном из роддомов Московской области. Девочка просто знала, что ей обязательно надо появиться на свет раньше положенного срока, от этого будет зависеть ее судьба, вот и спешила.

    В родильный дом попала женщина без документов, и родила недоношенную девочку. Написала заявление об отказе, и упомянув, что дает согласие на удочерение, ушла.

    Девочка была слабенькая. У нее были большие черные глаза, черные волосы и белая кожа. Однако она имела явные признаки монголоидного происхождения.

    Дальше в точности повторяется история любого отказника. Роддом, потом дом ребенка. Вся информация «со слов матери», и выдуманные имя и фамилия.

    Девочке пришлось пробыть в доме ребенка до семи месячного возраста. Но по меркам сиротства в России, ей несказанно повезло. Но до этого надо было дожить.

    Трогали ее редко, ну если только поменять-таки подгузник или сделать укол, чтобы спала и не мешала нянечкам работать. Ну иногда врач осматривал.

    Но однажды пришел человек и ее долго держали на руках, поворачивали, клали на колени и поднимали к плечу. Вот радости то было. На нее обратили внимание, и это не кормление, и не смена подгузника, и даже не укол. Это был фотограф.

    После этого визита в интернете появилось ее фото на специальном сайте. Куда ее будущая мама зашла за 20 минут до Нового года.

    Первого января ее будущие мама и папа с их сыном, уехали в Египет, потому что маме надо было восстановить силы, после столкновения с реальностью бизнеса на детях. Потом они отзывали документы из другого дома ребенка, где так и не смогли взять другую девочку.

    Все это происходило вдали от нее. Она продолжала лежать и ждать, может быть еще кто-то придет и ее возьмут, и будут держать на руках. А силенки малышки без внимания угасали.

    И вот пришел день, когда пришла тетя, и девчушку вынесли из привычной комнаты. Тетя подержала ее на руках, погугукала, и ушла. Через 2 дня тетя пришла с дядей. Девочку вновь держали на руках, разговаривали с ней, поднимали высоко и фотографировали. Счастье переполняло ее, и она рассмеялась. Потом они ушли.

    Она ждала их на следующий день, но их не было, и потом, и потом, и потом. И все. Больше к ней не приходили. И девочка сдалась, она заболела пневмонией.

    А тетя с дядей с начала решили, что девочка хорошая и они ее заберут, и даже подали на нее документы. В доме ребенка малышка развивалась медленно. Мало кушала и почти не двигалась. Девочка была маленькая и худенькая, и в свои семь месяцев выглядела на три. Тетя была обеспокоена тем, что девочка такая слабенькая, и решила поговорить с врачом дома ребенка. Врач (в этом случае от слова врать) сказала, что девочка умственно отсталая, что у нее отсутствуют даже рефлексы. Утверждала, что вне стационара она не выживет. Тетя недоумевала, не может быть, девочка смеялась и явно реагировала на их внимание. Но врач была категорична в своих утверждениях, ссылаясь на свое образование и опыт. И тетя с дядей испугались, и написали отказ от малышки.

    На следующий день, утром, эта тетя с ее сыном и своей сестрой, пошли искать другую девочку в офис банка данных «Территории без сирот». Когда она объясняла работнику цель прихода в офис, ее услышала женщина и подошла поговорить. Женщина сказала, что если нужна сестренка для этого мальчика, то надо идти в дом ребенка в одном городе в Московской области, и назвала имя девочки. Тетя сказала, что вчера они написали отказ от нее, потому что по словам врача она умственно отсталая. Женщина рассказала, что это нормальная практика, чтобы не забирали детей. Дала поговорить с волонтерами работающими в доме ребенка, которая заверила, что девочка нормальная и рекомендовала забрать, как можно скорее, иначе ребенка угробят.

    Вот тут уж тетя для себя решила, что она мама этой девочки, и под ее натиском уже ничего не могло устоять. Отдав сына сестре, мама рванула в органы опеки. Вытребовала отказ от ребенка и заполнила по новой все документы. С уже готовыми документами стала пытаться забрать дочку. Ей несколько дней ее не отдавали, ссылаясь на болезнь девочки. Но мама была неумолима. Для верности, она воспользовалась своим служебным положением, и под давлением сверху, руководству дома ребенка пришлось девочку отдать.

    Малышка была в плачевном состоянии, но в ее жизни произошла перемена. Ее носили на руках, гладили и целовали, ей было тепло и сухо. Ее любили. И девочка начала цепляться за жизнь из последних сил. И выжила.

    Она стала быстро наверстывать упущенное и в год и два месяца пошла. Брат очень радовался ее успехам, он ходил сзади расставив ручки и не давал ей упасть. Он же был сильным, и должен был помогать.


    Комментарий психолога О.С. Мартыновой: Я знаю эту семью. Сейчас они живут в Испании. Мальчику и девочке по 6 лет, их по документам оформили как двойняшек и ведут они себя как настоящие двойняшки, брат с сестрой: периодически хулиганят, дерутся, но скучают и не могут друг без друга. По правилам Испанских школ они учатся в разных классах, там школа начинается раньше чем у нас. Охотно болтают по испански, но родители стараются поддерживать у них и родной русский язык. В общем, развиваются как все дети в этом возрасте. Девочка опережает одноклассников в учебе и школьные учителя ей гордятся.






    Любовь Вера
    Reply Follow